«Уходи отсюдова!»

     Оглядываясь назад, в прожитое время, порой отчетливо счастливое, порой не очень, вспоминаются разные люди, с которыми сталкивался, соприкасался, общался. У меня в жизни случилось несколько коммунальных квартир , в которых приходилось вить свое холостяцкое или семейное гнездо. Вот про одну такую квартиру, а вернее про жителей ее – мой рассказ.

     В однатыща 986 году в конце декабря сдавал я сессию в МГУ, куда я подался за следующим образованием. И вот прямо во время сессии я был призван в армию. Офицером. В танк.  На 2 года.

     Служить отрядили в город Наро-Фоминск, который зампотех батальона называл не иначе, как Наро-де-Жанейро.

     Семье офицера положена отдельная комната. И вот после рождения дочки эту комнату нам и выдали. Дом в 3 кирпичных этажа, с деревянными лестницами в подъезде. Из «удобств» был только туалет с  крошечным, как в вагоне, умывальником. Ни ванны, ни душа, ни горячей воды. Поэтому на плите постоянно грелась горячая вода, нужная для успешного выращивания младенца.    Это была эпоха марлевых подгузников, их постоянной стирки-сушки-глажки. Слова «памперсы» в молодой советской республике еще не существовало. Но до них оставалось уже недолго.

     В квартире было 3 комнаты, в одной из которых мы и поселились. Жили мы дружно и вполне счастливо. Лейтенантской получки в 250 рэ хватало почти на все.

     В остальных комнатах обитали соседи. В самой маленькой жил некий тихий Виктор Васильевич, работавший сантехником в дивизионной квартирной службе. Его работа происходила в основном в подвалах. Он не пил и не курил. Дома почти не выходил из своей комнаты. Однажды, думая, что я один в квартире, я врубил музыку. Когда песня закончилась, в дверь раздался вежливый стук. Я тут же сделал потише и открыл дверь. Это был сосед. Я начал было что-то объяснять, что не знал, что я не один и поэтому позволил себе максимальную громкость. Но Виктор Васильевич, не слушая меня, спросил: «А вот это вот что играло? Ритм какой там интересный..». «Брюс Спрингстин», - говорю. «А включи-ка еще разок..»

     Виктор Васильевич был… композитором. Я обязательно расскажу его историю. Этому требуется отдельный рассказ со своим настроением.

     А вот другим соседом, а вернее соседкой, была знойная женщина Наталья Маслова. Она нигде не работала. Основным ее занятием и специальностью было пьянство. Занималась она этим тяжелым трудом не одна, а со своим приходящим другом-хахалем Ваней. Ваня был вполне состоявшимся прямоходящим питекантропом и трезвым не был замечен ни разу. Лицо его не знало осмысленного выражения. При попытках сконструировать какую-либо фразу он испытывал крайние муки. Выручал мат и универсальное «эт’самое». Наталья имела бОльший словарный запас, но пользовалась им не часто, довольствуясь зоолингвистикой Ванюшки. Про себя я называл их «заслуженные алкаши республики» .

     Их ежедневный распорядок был примерно следующим: пробуждение, починка сломанной мебели, выход на улицу, покупка бухла, прогулка по улицам, общение с себе подобными коллегами. Когда на улице собирался солидный коллоквиум человекообразных единомышленников, предвещавший скорое начало. Наталья с авоськой купленного нектара, незаметно исчезала, прибывала домой, запиралась и, как я понимаю, начинала в одиночку. Через некоторое  время являлся Ваня и с печальной обидой начинал долбиться в закрытую дверь. Наталья отвечала на стуки одной и той же фразой, произносимой с одной и той же интонацией: «Уходи отсюдова!».

    Но Ваня знал свою свой меневр, близкую цель и продолжал стук. Со всего размаху, открытой ладошкой в середину запертой двери. «Уходи отсюдова!». Удар в дверь. «Уходи отсюдова!». Еще. «Уходи отсюдова!»…

     Обычно хватало десятка ударов под интонационно и ритмически безукоризненный аккомпанемент «Уходи отсюдова!».

     Наконец измождённое дверное тело не выдерживало и падало плашмя, как будто петли располагались не сбоку на косяке, а на полу.

     После чего следовало короткое возмездие той или иной силы, сопровождавшееся женскими воплями и победным рыком  мужского организма.

     Но через  10-15 минут они уже пели задорную песню, насилие заканчивалось, наступало полное согласие, благорасположение. Любофь..

     Так продолжалось изо дня в день. И когда родилась дочь, надо было с этим что-то делать. Дома я бывал мало, уходя в полшестого утра и возвращаясь к полуночи, когда они уже утихомиривались. Как-то выдался редкий выходной и мне удалось отсмотреть и отслушать все это яркое и ослепительное шоу от начала до конца. Попытка сказать им что-то интеллигентское, вроде - «не могли бы Вы чуть потише, а то тут вот ребеночек не может заснуть» была проигнорирована. В этот момент раздавалось последнее «Уходи отсюдова!», после чего под нокаутирующим ударом дверь пала и им уже было не до меня.

     На следующий день я отправился в караул и вернулся через сутки. План необходимых действий созрел, был обдуман и ждал скорейшего осуществления. Пистолет свой табельный я не стал сдавать в оружейку. Это, конечно, нарушение серьёзное. Но я все продумал и никто ничего не заметил.

     Пришел домой я тот момент, когда в квартире никого не было. Жена гуляла с коляской на улице, а соседи отправились в магазин.

      Но то, что должно было происходить - происходило, ни в чем не отклоняясь от заведенного порядка событий...

     И вот когда бабахнуло очередное  «Уходи отсюдова!», я открыл свою дверь. В руке я держал мой ПМ. Ваня в это время размахивался для следующего удара. «Ваня, - не повышая голоса сказал я, - я щас тя убъю.»  Что-то в моей интонации и взгляде полностью убедило его, что так оно и будет.  Тут он заметил еще и пистолет…

 

       ... В квартире нашей наступила добытая мною тишина. Соседи старались не попадаться мне на глаза. Жене на кухне было твёрдо заявлено: «Ох, Ленка, ну и гад же твой мужик, Ваньку мово чуть не грохнул, а ты его еще и кормишь…»

       Один раз Наталья громогласно решила начать новую жизнь. Был вымыт пол в общем коридоре, в майонезную банку была налита вода и установлена луковица. Удовлетворенно оглядев содеянное, она довольно сказала: «К ноябрьским лук будет!»  Других мероприятий начало новой жизни не содержало.

       Сосед Виктор Васильевич, о котором я еще расскажу, после важных событий в его жизни выехал из этой квартиры. В его комнату тут же заселилась другая семья. Муж, только «откинувшийся с кичи», его жена, трудившаяся дворником и их новорожденное дитё.  Вечером отмечали новоселье. Были приглашены Ваня с Натальей. Я был дома и через стенку слышал, что там у них происходило. Кончилось все дракой. Наталья полезла драться со своим, не простив Ване того, что он налил не ей первой. Одеколону…  

 

     Уже после моего дембеля я узнал, что Ванюшка все-таки убил Наталью.

     А наша жизнь продолжается дальше, но где-то в окружающей среде, в ассоциациях, в ушах иногда обречённо звучит это «Уходи отсюдова!».

2017

Главная/Обо мне/Рассказы/"Уходи отсюдова!"

LogoLMArtstore200.png

ИП Лазаренко-Маневич В.Р.  

ИНН_503007442670   ОГРН_305503025700027

© 2017-2020. L-M.artstore/marketlm

Сайт создан на Wix.com

+7 916 2808160