"ШИНЕЛЬ"

Эта история написана по настоятельной просьбе моего старинного друга Славы Хомякова.

Никакого касательства к Николаю Васильевичу не имеется.

Все события случились на самом деле.

 

 

     Шла вторая зима моей службы в Советской армии. Происходило это все в Кантемировской дивизии, в 43-м полку 2 баталионе в 4-й танковой роте, вторым взводом которой я и был призван командовать. С самого начала я не считал это своим призванием. Просто так получилось. В армии я оказался буквально за 40 минут. Кадровик института, котором я работал, лично просил меня подъехать в военкомат, дескать там тебе старлейскую звездочку получить надо и запись в военном билете оформить. Ну надо, так надо. Приезжаю. Сажусь в кабинете. Жду. Вместе со мной еще двое ребят. Ждем. Молчим. Сопим. Наконец родился вопрос: «А-А... трищ капитан, долго ли еще?..», на что капитан, хозяин кабинета, и говорит: «Да вам уже некуда спешить, вы ж призваны».

     Николай Васильевич здесь бы устроил немую сцену. Да она собственно и случилась, вот только немой ее назвать было невозможно никак. Один из нас троих заделал настоящую истерику с мимикой и жестикуляциями, выкриками и вышептами, слезо-сопле и слюнотечениями, на что смотреть было как-то неловко. Но интересно. Дело в том, что он начал первым. Но если бы он помедлил, этим же действом без сомнений занялись бы мы, поскольку безусловно испытывали те же чувства.  Но он был первым. И глядя на него, я неожиданно для себя поймал скользкую мысль, что я б так себя не повёл. Что-то подобное ощущал и третий наш товарищ по случившемуся несчастью. Слава героям, идущим первыми!

     В общем на следующий день  я уже был в дивизии… Так я стал военным. Двухгадюшником. Грозой империализьма.

    Выдали мне, как положено, разную одежду, пардон, форму. Повседневную, полевую, парадную и много других всяких штучек. Но вот шинели моего размера на  складах дивизии не оказалось. Я парень здоровый (метра полтора-два, как говаривал командир роты) – 193 см от пола. И пришлось мне шинель заказывать в военном ателье и готова она была аж через месяц. И была она большая, тяжелая и несколько чудовищная. Но зато из какой-то очень ткани для старших командиров и начальников, как шепнула мне портниха на примерке, явно гордясь собой и, как мне показалось, мной  тоже заодно.

     Все ближе, читатель, к истории, которой я хочу поделиться. Все ближе… Но по порядку.

     Чем хороша служба 27-летним, это тем, ты уже что-то знаешь лучше других, почти ничего не боишься, что в каждом эпизоде, каждой сцене этого жизненного спектакля (где у тебя главная роль) ты стараешься углядеть что-то смешное. А этого добра здесь - ставить некуда. Хотя случались вещи и совсем не смешные, а вполне трагические. Но об этом как-нибудь потом.

     Итак, за плечами были 2 войны (то есть учения), парад на Красной площади, 2 пополнения личного состава. (От этих языковых монстров – «личный состав», «прием пищи», «головой убор», «правое плечо вперед» я долго не мог избавиться, приводя в неизменный восторг своих не служивших приятелей). Во вторую зиму службы я был уже как рыба в воде во всех тонкостях армейской жизни. По крайней мере мне так думалось. Но, как оказалось,  я сильно ошибался.

    К тому времени у меня была 7-месячная дочка и замечательная в те времена жена. Нам выдали комнату в коммуналке, где мы и жили. Обычно я что-нибудь покупал в дивизии из еды для дома.

    Так вот случилось мне пойти в наряд по столовой. Естественно начальником. Задача простая. Поставить службу, назначить ответственных, вовремя делать замечания, следить за тем, чтобы сержанты , назначенные старшими,  следили, чтобы все случалось вовремя. Столовая – это не караул, где у тебя есть возможность и право отдохнуть лежа, не снимая снаряжения, где у тебя есть свое место  - стол со средствами связи, где ты и сидишь сутки. В наряде по столовой такого места нет.

      Это и стало обстоятельством произошедшего дальше.

    Как я уже говорил, дело было зимой. На улице - жуть как холодно. В помещении – жуть как жарко. И, находясь в помещении, шинель надо было с себя  снимать. Но деть ее было как-то некуда. А предмет этот был весьма тяжелый. Короче говоря, я нашел некий коридорный тупичок с окном, вдали от нарядной беготни. И вот на оконную ручку я и повесил эту часть формы своей одежды.

     У расторопного наряда между приемами пищи случается некоторое свободное время. Хороший советский солдат (хороший солдат – это от которого ни вреда, ни пользы, как говаривал незабвенный командир роты) в это время тут же засыпает. А советский офицер, правильно поставивший службу, имеет минут 40 – час свободного времени.  И за это время придумал я сгонять и купить домой вкуснейшего можайского молока, которое всегда  продавалось в офицерской столовой.

     Убедившись, что все в порядке, я двинулся в тот дальний коридорчик, в котором жила на крючке моя шинель. Оделся. Застегнулся. Сунул руку в карман, где лежали деньги, которых должно было хватить на молоко.

    

     Денег не было…

    

     Наверно каждый испытывал это мерзкое ощущение  от того, что тебя обокрали. Это действительно противно. Мудрый, как моя бабушка, скажет – пусть все беды будут такие. Ну так то ж мудрый…

    Решительным шагом, с отмашкой рук, я прошествовал к месту максимального скопления спящих в разных позах воинов. «Па-адъёо-о-ам!» - рявкнул я в воздух громкой командирской командой.

     Минуты за полторы военные проснулись и приняли вертикальное положение. С выражением, с которым хорошисты читают стих, чтобы получить «отлично», была произнесена пламенная речь о том, что какой-то бессовестный  негодяй, будучи бессовестным негодяем и порожденьем крокодилов, презрев нравственные устои, законы боевого братства и социалистического общежития, своими грязными, крючными пальцами, нарушив священную неприкосновенность, проник в карман шинели своего ближайшего командира и начальника и с неведомой целью забрал все имевшиеся там до получки деньги (примерно рупьтридцать), которые предназначены были для частичного удовлетворения растущего голода растущего организма пока маленькой, но уже сейчас, а в будущем и подавно, очень замечательной красавицы и непременно гордости всех с ней соприкоснувшихся хоть раз, но только не так, как содеял это этот Этот. Который вот прямо здесь находится тут.

     Вдохнув нужного воздуху, я продолжал.

     Вот сейчас. Прямо я вот повешу эту мою обворованную шинель. Туда же, где она и была. А сам пойду. Без шинели. На МОРОЗ, блин. Вернусь. И штоб там было всё на месте, в том же кармане. Блин.

     Войска молчали.

     И я ушел, поднявшись опять в тот дальний тупичок и оставив шинель на той же оконной ручке.

    Я вообще верю людям. Порой даже машину не закрываю на ночь. Решетки на окнах – это не про меня. А тогда я был просто уверен, что нахожусь среди нормальных ребят, что у нас примерно одни проблемы, что нам вместе на дембель и все такое.

     Когда я вернулся, я прошел мимо бойцов, занятых уже нарядной суетой. Поднялся на второй этаж. Думал я о том, что мне все равно надо купить молока, и что сейчас мне придется идти за ним, хотя уже должен быть здесь, и что я никому не скажу про это недоразумение, что, конечно, они вернут мне деньги, ну может тиснут копеек 14 на курево, это святое…

Поднялся на второй этаж, прошел одним коридором. Другим. А вот и поворот в тот тупичок…

    

     ШИНЕЛИ НЕ БЫЛО…

     Больше не было. Нигде. Она исчезла.

 

     Несколько месяцев спустя старшина роты покаялся мне, что дембельский альбом, обитый шинелкой из такой ткани, это ВСЁ. Это настолько круто, что за это любой дедушка не то, что родину продаст, а простит все любому, ну кто типа не чмо какое, а может и это даже, товарищ лейтенант. Но это не мы, это с пехоты наверно кто-нть.

     Вот еще вспомнил. У советских солдат была творческая обязанность петь песню, шагая строем. И вот в ротном репертуаре была песня со словами "Как дорога ты для солдата - простая серая шинель". И перед запевом командир роты спрашивал хор: "Что будем петь? Когда рогатого или Броню крепку?" 

1987 – 2017.

LogoLMArtstore200.png

ИП Лазаренко-Маневич В.Р.  

ИНН_503007442670   ОГРН_305503025700027

© 2017-2020. L-M.artstore/marketlm

Сайт создан на Wix.com

+7 916 2808160